Моя семья развалилась из-за свекрови.

Вспоминая эту историю, я возвращаюсь на 30 лет назад, в свою молодость. Это были года моего первого замужества, когда нам было всего по восемнадцать лет. Я и мой будущий муж вместе учились в МИСИ (Московский инженерно-строительный институт).

Не могу сказать, что между нами случилась любовь. Так, вместе ходили на лекции, вместе оказались на принудительной практике в колхозе «Красная Пойма» Луховицкого района.

В те года такой батрачный труд студентов назывался «поехать на картошку».
Позже, вернувшись к обычной студенческой жизни, Дмитрий (так его звали) принес мне клубок шерсти и попросил связать ему носки. Я с энтузиазмом взялась за дело, которое для меня было новым.

Долго мучилась, но носки всё же, вышли отличные. В ответ я получила «спасибо» и шоколадку. Это стало началом недолгого и нерадостного периода моей жизни.

Но тогда я этого и знать не могла. Дмитрий был высоким, симпатичным парнем с неплохим чувством юмора. Мне, девушке романтичного склада этих качеств было вполне достаточно.

Дима становился настойчивей, а я была недотёпой в этих вопросах. После непродолжительных встреч, оказалось, что я жду ребёнка. Для меня не стоял вопрос что делать. Замуж, да!

Он был моим первым мужчиной. Сам Дима от страха твердил, что мы поженимся. Своим домашним он расписывал, что учёбу он не бросит, а деньги заработает, разгружая вагоны.

Как оказалось, его мама думала иначе. Она предлагала сделать аборт и оформить брак. Но никаких детей. «Вы сами дети»- говорила она.

Бежали месяцы и вопрос со свадьбой нужно было решать. В середине августа гулянье было организовано в квартире свекрови на Сиреневом бульваре.

До Первомайского ЗАГСа, мы и гости шли пешком. Свекровь не разрешила заказывать лимузин. Свёкр хотел было «молодых» подвезти на своей Волге. Но получив жёсткий инструктаж, остался ждать нас дома.

После свадьбы, всё происходило стремительно. Нам выделили одну из комнат и было поставлено условие: раз вы «сами с усами» — ведите хозяйство в соответствии с новым статусом. И я, после института бежала не домой, а сначала в магазин, потом готовила, стирала и убиралась.

Для Димы ничего не изменилось. Он по-прежнему встречался с друзьями, зависал где-то допоздна, а его мама покупала ему модные кроссовки и дорогие джинсы.

Периодически, я слышала из-за дверей, разговоры свекрови с её многочисленными респондентками. Она жаловалась подругам, что я «без роду и без племени», что мне не место рядом с её сыном, что нечего мне было идти учиться на дневное отделение.

Кроме того, мы с мамой жили в однокомнатной квартире в подмосковном Пушкино. А семья моего мужа являлась ячейкой крепкой и богатой: он-полковник, она- домохозяйка, свой автомобиль, дача под Черноголовкой.

Свекровь мечтала о другой невестке, а не о простушке, да еще и не москвичке.

Кое-как прошло полгода. Меня спасало то, что я была трудолюбивой и тихой. Зимой, в январе родилась наша дочь. Кое-как наладились наши внутриквартирные отношения. Хотя иногда, свекровь выскакивала на балкон, сдирала только что выстиранные мной драгоценные вещи Дмитрия и повторно полоскала их. В те года она одевала своего сына на чеки в Березке.

Через некоторое время наши старшие родители заговорили, что молодым нужно жить отдельно. С этой целью моей свекровью был придуман план: мы фиктивно разводимся. А мой свёкр, имея большие связи, «выбивает» однокомнатную квартиру в Мытищах для своей «бывшей» невестки. Наша молодая семья едет туда и все счастливы. На общем собрании план был одобрен. Моего мужа все эти разговоры не трогали.

Я чувствовала, что замысел коварный. Но сделать ничего не могла. Ведь взрослый и уважаемый свёкр говорил обо всём этом оченоь убедительно. Но сердце мое подсказывало: «Что-то тут не так. Я не хотела разводиться, брак и муж должен быть один.

В назначенный летний день, нам нужно было явиться в суд Первомайского района. Я ехала из дома, Дима из института. Приехав заранее, я подошла к судье. Она оказалась молодой женщиной. Я умоляла её не разводить нас, убеждала, что наше заявление, это поспешность.

Когда во время рассмотрения нашего вопроса, судья отсрочила наш развод и дала нам еще полгода подумать, Дима был удивлён. А как же бесилась моя свекровь дома вечером….

Приближался Новый год и дата повторного суда. Все как будто забыли про это мероприятие. Я вновь решилась обратиться к судье. Сказала ей, что впереди новогодние праздники, что наши отношения уже лучше, что я очень хочу сохранить семью.

И, всё получилось! Наш развод перенесли на февраль!

Вечером того же дня я вернулась из института домой. Меня встретила свекровь и глаза её горели синим цветом газовой горелки. Не имея информации, она науськала своего полковника милиции, позвонить судье от имени моего мужа, и узнать, почему опять перенесли дело. Судья рассказала, что приезжала я и умоляла опять перенести развод. Так моя хитрость была раскрыт и отпираться было некуда.

В феврале нас развели. А через полгода меня с дочкой погрузили в Волгу и отвезли в Пушкино. Моей свекрови вдруг понадобился ремонт в ее новой квартире. Мою, ребенку это не подходит. Вот в Пушкино, на свежем воздухе, будет хорошо. Дима остался с ней — надо же помочь маме.

Прошел ещё год. Меня и дочку несколько раз привозили в квартиру свекрови. А потом отвозили обратно к моей маме в однушку. Я даже отнесла свою папку с нужными бумагами, с подтверждением звания матери-разведёнки одному большому начальнику. Как предполагалось, именно он должен быть вставить мою фамилию в списки очередников на получение новой квартиры.

В периоды моих возвращений, свекровь придумала ещё одну забаву. Она стала привечать бывшую Димину школьную подругу, которая к этому времени успела выйти замуж, родить сына и развестись. Теперь они с моей свекровью любили вечерами пить на кухне чай и хохотать.

Всё это было невыносимо. Уже почти два года я была «никем» в этой семье. Присутствие свободной и симпатичной девушки выбивало табурет из-под моих слабых ног.

Закончилось всё просто.

Как-то мой муж позвонил и сказал, что останется у подруги, так как у нас отключили горячую воду, а у неё дома она есть. Очень ему захотелось, видите ли, принять ванну, (и выпить чашечку кофе).

На следующий день я вместе с дочкой уехала в Пушкино. Ещё год я ждала эту самую квартиру. Оказалось, что напрасно: дом был сдан, а в квартиры заехали очередники. Что в принципе, было справедливо. Бывший муж так и остался жить у школьной подруги.

Очнулась я от этого замужества не сразу. Главное, что моя замечательная дочь была со мной. И не важно, есть вода, нет воды, горячая она или давно остыла.

Источник