Стремная работа

Лет десять назад меня изрядно потрепала жизнь. Мне пришлось поработать во многих богатых семьях в Москве и Подмосковье. Часто можно было сказать -не работать, а батрачить.

В каждый дом я попадала по протеже. Работы в Крыму тогда было днем с огнем не сыскать.

Я сделала вывод, что в массе своей богатые люди со сдвигом по фазе, каждый со своей придурью. Но, жизнь такова, что в ней полно исключений.

Я соглашалась работать временно. Больше трех месяцев ни разу не выдерживала, иногда они меня доставали так, что я уходила и раньше.

Так, однажды, я попала в семью, где родилась девочка, мать и дочь очень сильно зависели от бизнеса, а тут у них прорыв был, надо было уехать на время. Искали няню, которая была бы постарше, воспитала своих детей, чтобы ее знал кто-то.

У моей подруги племянница работала в Москве, эти леди были ее хорошими клиентами, она попросила меня им помочь.

Что бабушка, что мама были не замужем. Одна в разводе, а другая погуляла в отпуске с турком.

Говорят, что если мать воспитывает сама дочь, то дочь тоже будет одна. Это как раз об этой семье.

Турок влюбился, от ребенка не отказывался, хотел жениться, но бабушка категорически не любила всех мужчин со смуглой кожей, а турков вообще брезговала. Она не допустила этого брака, ребенок родился без отца.

Барышни обе худые, с норовом, встретили подозрительно. Грубые прокуренные голоса, что одна, что другая не выпускали сигарету из рук. Первое впечатление было неприятное, я пожалела, что согласилась на работу, думала, что вляпалась в очередной раз.

А потом я увидела черноглазое, смуглое маленькое чудо – Веронику. Леди остались довольны, как я обращаюсь с ребенком, успокоились, и я увидела доброжелательные улыбки на их губах.

В детской мне поставили кровать, я постоянно находилась с ребенком – кормила, стирала, убирала, гуляла, вставала по ночам. Барышни уехали, звонили мне по нескольку раз в день, выходили в скайп.

Через месяц приехали, начали мотаться каждый день на работу по месту. Мы практически не виделись. Они едва успевали приехать до того, как я укладывала спать Веронику, по очереди ее тискали, носили на руках.

Однажды я увидела, что бабушка мечется по дому, кругом заглядывает, очень расстроена. Шепчется с дочкой.

Погода была хорошая, я укутала девочку и уложила спать на улице. Решила сделать генеральную уборку. Когда отодвинула детскую кроватку, в углу, за ножкой нашла золотую цепочку с кулоном, она была разорвана.

Когда леди приехали, я старшей отдала цепочку, сказала, что нашла за кроваткой.

Сколько было охов, слез, молитв к Богу. Оказалось, что это фамильная драгоценность, еще от прабабки. Очевидно, когда она брала на руки Веронику, та схватила за цепочку, а когда укладывала в кроватку, ребенок потянул за нее и разорвал. Тонкая была работа.

Бабуля чуть инфаркт не получила, когда потеряла ее, думала, что оставила в московской квартире, когда принимала ванну, собиралась туда ехать. Меня поблагодарили за честность.

Прошло время, бабуле однажды вечером стало плохо. Ее увезла скорая помощь. Когда она вернулась из больницы, спросила меня, не видела ли я кольцо с бриллиантом. Сказала, что когда ехала в больницу, сняла кольцо и положила на блюдце, стоящее на столешнице.

Я сказала, что не видела кольцо, на кухне его не было. Но она утверждала, что точно помнит — оставила на кухне, дочь не брала.

Меня током прошило. Я хотела пойти посмотреть, не проснулся ли ребенок. Потом подумала, что если я уйду, а потом кольцо найду, то она подумает, что я украла, а потом взяла и подложила. Мысли в голове роем вились. Я решила искать ее кольцо.

Леди сказала, что все шкафчики просмотрела — нигде нет.

Кухня высокая, под самый потолок. Я встала на стул, стала просматривать полки. Когда провела рукой сверху углового шкафа, наткнулась на блюдце. В нем лежала свернутая трубочкой бумага, а на нее надето колечко.

— Точно, я не могла подняться к себе, поставила блюдце на шкафчик, — вспомнила бабуля.

Вы чудо, честно признаться, мы вас дочкой подозревали первый раз с цепочкой и с кольцом. Но теперь, простите меня, мы можем спокойно вам доверять во всем. Вы гениальный сыщик!

Через пару месяцев они улетели с Вероникой за границу на полгода, дочь мне заплатила за три месяца три тысячи долларов. Когда я стала собираться домой, вышла попрощаться, бабуля дала мне еще три тысячи, сказала, что я их заслужила.

Это, как гонорар за будущее наше сотрудничество. Кроме того, они мне подарили хорошие духи, кучу шмоток новых. Я ехала домой с забитым чемоданом.

Жизнь этих женщин проходит в основном за рубежом. Несколько раз они приезжали, звонили мне, просили приехать, побыть с Вероникой. Щедро платили, привозили подарки.

С тех пор они мне часто звонят или пишут в инете. А когда узнали об инциденте в Керченском проливе, перепугались, позвонили и сказали, что я могу вместе с мужем ехать к ним, взять ключи от дома у соседей и жить столько, сколько нужно.

Я их успокоила, сказала, что за границей уж слишком эту историю раздули. Мы в Крыму в полной безопасности.

Наша дружба тянется десять лет. Вероника подросла, любит меня безмерно. Бабуля ездит меньше, занимается внучкой, ей уже 75 лет. Приглашают меня просто приезжать погостить. Когда моему сыну понадобилось жилье, они предоставили ему комнату.

Бабуля говорит, что у дочери нет ближних родственников, она надеется, что если с ней что случится, я не откажусь помочь в трудную минуту. Я стала для них членом их семьи.

Благодарю за лайки и подписку

Источник