Ссора с Дарьей

Глава 21

Отношения Ирины и Никиты Владимировича развивались очень странно. Они все больше времени проводили за разговорами и обсуждением работы мотеля. Мужчина часто советовался с Ириной в каких-то рабочих моментах и нередко прислушивался к мнению девушки.

А Ира, успевшая полюбить мотель всей душой, старалась придумать что-то новенькое, чтобы привлекать клиентов. Именно она предложила разнообразить меню и начать готовить супы.

— Какие супы, — узнав о предложении Иры, возмущалась Дарья Семёновна, — у нас все закиснет. У нас есть в меню супчики быстрого приготовления, этого вполне достаточно, — бурчала женщина.

Но Ира стояла на своем, уговаривая Никиту Владимировича включить в меню нормальные супы. Мужчина на эксперимент согласился, хотя в душе не слишком верил в успех затеи.

А Ира воодушевилась. Она переделала меню, добавив туда комплексный обед. Посетители могли выбрать один из двух супов на выбор.

Каждый день Ира готовила по небольшой кастрюльке супа, ожидая появление тех, кто захочет полакомиться горячим. Первое время желающих заказать суп было мало, и к концу дня суп доставался работникам мотеля.

Видя это, Дарья Семёновна тихо злорадствовала, а Ира не сдавалась. Она смиренно ждала, что у неё все получится и получилось.

Через месяц люди поняли, что в этом ресторане каждый день подают первое и к Ире на супчик стали заезжать рабочие с ближайшей стройки, заглядывали дальнобойщики, появились первые постоянные посетители. Вскоре маленькой кастрюле супа, которую готовила девушка, стало не хватать и пришлось готовить в посуде побольше.

Ирина как маленькая радовалась своему успеху, Никита Владимирович с удовольствием наблюдал за этим, а Дарья Семёновна бесилась. Её злило все, что делает Ирина. Особенно то, как к ней относится Никита.

Дарье надо было как-то выпустить свою злость, но в открытый конфликт она вступать не хотела, поэтому гадила исподтишка. То толкнет Иру, когда та несет что-то, то газ включит посильнее, пока Ира отвернется.

Но в один из дней Дарья перегнула палку. Она специально зацепила Ирину, когда та доставала из духовки запечённое мясо. Ира не успела среагировать и очень сильно обожгла руку. Кожа тут же покраснела и покрылась волдырями.

— Сколько вы ко мне будете цепляться? – стараясь не морщиться от боли, спросила девушка, глядя на Дарью Семёновну.

— Я? Цепляюсь к тебе? – удивленно вскинула брови Дарья, ехидно ухмыляясь.

— Считаете меня дурой? Не стоит. Я же прекрасно понимаю, кто вчера мне пересолил салат, кто толкнул два дня назад, будто нечаянно, чтобы я разлила горячий чай на себя. Зачем вы все это делаете? Все еще злитесь за то, что я назвала вас плохим поваром. Не злитесь, я же уже извинилась. Да и времени столько утекло. Может хватит уже? Я понимаю, что подругами мы не будем, но и враждовать я не хочу.

— А я хочу! – зло зашипела Дарья. – Я хочу враждовать, я хочу, чтобы ты уехала из мотеля навсегда и больше не появлялась. Я тебя ненавижу! Ненавижу! И объявляю тебе войну! Я выживу тебя отсюда! Ясно?

— Ясно, — спокойно отозвалась Ирина, хотя в душе у нее все клокотало, а рука нещадно болела. – Только не стоит думать, что я буду просто терпеть ваши издевательства.

— А что ты сделаешь? – засмеялась Дарья. – Никите пожалуешься? Вы с ним даже не спите, вряд ли он кинется тебя защищать.

— А вот в этом ты ошибаешься, Дарья Семёновна, — вдруг услышали женщины голос Никиты Владимировича. – Я её кинусь защищать, потому что ты перегибаешь палку. А с кем я сплю, тебя совершенно не касается, — глаза мужчины зло блеснули.

— Никита Владимирович, не надо. Я сама разберусь, — проговорила Ирина.

— Марш ко мне в кабинет. Там есть аптечка, обработай руку и жди меня. Я скоро приду.

Ирина хотела что-то возразить, но мужчина смерил её таким взглядом, что она поняла – сейчас лучше молча выполнять все указания.

Источник