Прощальная слеза. Грустный рассказ

Ох и насмеялись сегодня Иван с Анфисой. Вдоволь насмеялись. Они сегодня справляли свои дни рождения. Им обоим исполнилось по семьдесят семь. В один день у них были дни рождения. Да и прожили они вместе не мало, аж 57 годиков. Справляли они вдвоём. А кого приглашать? Некого уже приглашать. Да и не такой уж и праздник радостный в их возрасте. Сидели они в зале, за маленьким письменным столиком. Графинчик с водочкой да запечённая курочка, вот и весь их праздничный стол. На их пенсии не разгуляешься.

Смеялись они весь вечер вспоминая смешные истории из своей жизни. Это сейчас они жили в городе, в скучной квартире. Раньше они жили в деревне, и скучать им там было некогда.

— А помнишь,- смеялась Анфиса,- Когда ты ещё холостым был. В четыре утра по деревне бежал в одних трусах и орал, горим, горим. Всю деревню разбудил.

— Было. Было.- согласился Иван,- приснилось мне что дом горит, вот я и выскочил спросонок.

— Вся деревня неделю смеялась.

— Смеялась.

— А ты ещё свататься ко мне пришел на следующий день. Совести хватило.

— Хватило. В штанах ведь пришёл.

Снова Иван с Анфисой рассмеялись, еле успокоились.

Анфиса посмотрела на часы.

— Ух ты, Двенадцатый час уже. Пойду ложиться, а то опять ночью не смогу уснуть.

— Иди. Я посижу ещё,- сказал Иван,- Выпью ещё рюмочку за наше здоровье.

— Выпей, выпей.

Анфиса встала и положила руку на сердце.

— Вот ведь насмеялись,- говорит она,- Сердце до сих пор прыгает. Давай недолго тут.

Иван проводил взглядом жену и налил себе ещё рюмочку. Конечно они не вспоминали через сколько бед и горя им пришлось вместе пройти. Жизнь ведь состоит не только из смешных историй. Одна только гибель сына сколько здоровья забрала у Анфисы. Иван вздохнул, опрокинув стопку и поморщился.

— Вот гадость. Всё, хватит на сегодня.

Сын у них погиб можно сказать по трагической случайности. Их класс везли на картошку в помощь колхозу. Машина была с открытыми бортами. Дождик прошел, машину занесло и опрокинулась она на повороте. Все живы остались, а вот их сын погиб. Так и хоронили его в пионерском галстуке. Долго потом разбирались кто виноват, только вот сына уже не вернешь. Анфиса два года не разговаривала ни с кем. Будто и не жила она. Мука а не жизнь. Да собственно он и увёз её жить в город чтобы хоть как-то отвлечь. Слишком много всего ей напоминало в деревне о сыне.

Иван вздохнул, налил себе ещё рюмку и выпил её залпом. Вот ведь вспомнилось. Он поставил пустую рюмку на столик и остолбенел. На своём месте сидела Анфиса.

— Ты же спать пошла. Не спится что-ли?

Анфиса молча сидела глядя на темное окно, будто поняла о чем думает Иван.

— Ты чего молчишь? Случилось что?- спросил Иван.

Анфиса не отвечала.

— Ну давай помолчим,- сказал Иван взглянув на ночное окно.

В окне он увидел своё отражение и…отражение Анфисы. Анфиса обнимала его, положив свою голову на его плечо. Только вот Иван не чувствовал прикосновения Анфисы.

Внутри Ивана всё похолодело.

Иван не отрываясь смотрел на отражение своей жены.

— Анфиса,- прошептал Иван.

Он всё понял. Это была уже не Анфиса. Он закрыл глаза и у него покатилась слеза.

Иван встал и медленно пошел к спальне.

Анфиса лежала укрытая одеялом. Лицо у неё было каменным.

Иван подошёл к жене, осторожно опустился на колени, и прижался щекой к чуть теплой ладони Анфисы.

Слушайте рассказ

— Анфиса, милая моя Анфиса — прошептал Иван.- Зачем мне теперь здесь…Что я без тебя…Не хочу. Нет, не верю…ты со мной…ты не можешь вот так.

Анфиса будто услышала шепот Ивана.

Источник