Мы увезли из роддома не нашего сына

Сложно теперь уже вспомнить, кто первым начал этот разговор. Чья это была идея.

Но по прошествии лет, глядя на Мишку, я уже не вспоминаю, что когда-то это был не наш сын.

Просто чужой малыш, оказавшийся никому не нужным…

Кто бы знал, какие трагедии происходят в роддомах ежедневно…

Но их не видно за шариками, цветами, улыбками, слезами счастья тех, кто смог родить, кто забрал своего малыша домой.

Мишку не забрали…
Он лежал такой крохотный в огромном кувезе.

Перепутанный проводами. И даже не плакал, будто бы понимал, что нет смысла.

Рядом, в соседнем кувезе, лежал мой недоношенный сын.

Он родился на 30-й неделе, и теперь нам несколько месяцев предстояло провести в больнице.

Я кормила его сцеженным молоком, грела своим теплом и рассказывала, что все будет хорошо.

И смотрела на Мишку…

Как же так, думала я, как же так?

Вот у меня две руки и я могу согреть ими двух малышей.

Две груди и достаточно молока, чтобы их накормить.

Но у меня одно сердце – смогу ли я полюбить второго?

Шли дни…
Мишка заметно крепчал. Его готовили к переводу в Дом малютки.

У меня дыхание перехватывало от одной только мысли об этом.

Говорят, наш мозг специально стирает самые страшные моменты нашей жизни из памяти.

Вот и я не помню, как его забрали, унесли, увезли.

Отдельными всполохами в памяти:

=== мы пишем согласие

=== нам приносят отказ от биологических родителей, бумажки-бумажки-бумажки перед глазами…

И как итог, — мы с мужем увозим домой сверток с маленьким глазастым Мишкой-сыном, рожденным сердцем.

Антошку мы забрали из больницы позже, врачи вытянули малыша, сейчас он почти полностью здоров.

А Мишка пусть мне и не биологический сын, но я люблю своих ребятишек одинаково сильно.

Чужих детей не бывает…

Источник