Он не запомнил её, а она ему сына принесла и пропала. Заключение

Стёпа вернулся домой, он поймал себя на мысли, что начали затекать руки, уверенные, непривычно сжатые мышцы, напряжённые до предела, дали слабину. Он положил малыша на кровать, наконец, разжал руки, достал из кармана телефон и набрал номер матери.

-Ма, привет, как дела? — спросил Стёпа.

-Еду на съёмки, сегодня до двух точно будем монтировать, ты хотел пообедать? — поинтересовалась мать.

-Нужна твоя помощь, сегодня, сейчас, нельзя перенести работу? — с дрожью в голосе спросил Стёпа.

-Что-то случилось, Стёпочка? У меня сегодня важная съёмка. Нельзя подводить.

-Нет, ма, не случилось… ладно, а папа дома? — спросил Стёпа с надеждой в голосе.

-Папа на рыбалке, сегодня же пятница, ладно, мой хороший, мне неудобно говорить, я еду, пока.

Стёпа провёл руками по голове, взъерошил волосы и вспомнил про работу. Малыш закряхтел, и Степа вынул его из одеяла.

Пока шли гудки, Стёпа прокручивал в голове разные варианты оправданий, в которые мог поверить директор, но трубку взяла референт и Стёпа спокойно сообщил, что заболел, нужен отгул. Мариночка пожалела Стёпу, пропела ласковым голосом, чтобы выздоравливал, и положила трубку.

В дверь постучали.

***

Раздавшийся стук будто прошил Стёпу насквозь, ему даже показалось, что кончики пальцы проткнули тысячи иголок. Он в одно мгновение очутился у двери и с силой рванул её на себя, ему так хотелось заорать на весь подъезд на женщину, которая бросила своего ребёнка и пропала, но за дверью стояла мать.

-Мама? — удивился Стёпа.

Мать, увидев взволнованного сына, зашла в квартиру и закрыла за собой дверь.

-Я так и думала, что что-то случилось. Вот я так и почувствовала. Я на минуту, рассказывай.

Малыш заплакал, звонко и призывно.

-Ребёнок? — округлила и без того большие, ярко-серые глаза мать.

Она разулась, кинула плащ сыну и вошла в спальню.

-Чей это ребёнок? Где его мать? — спросила мама.

-Не знаю, чей ребёнок, мать ушла в магазин за смесью и не вернулась, — кратно объяснил Стёпа.

Мать подошла ближе к ребёнку, малыш продолжал плакать, личико его стало красным. Она взяла его на руки.

-Стёпа, с детьми главное не паниковать, взять себя в руки и всё будет хорошо. Голодный, наверное, когда он ел последний раз? Ты в полицию заявил? — спросила мать.

-Ма, какая полиция? Где-то в шесть она его кормила, — Стёпа кивнул в сторону тумбочки, на которой стояла бутылочка.

-Так, помой бутылочку и поставь кипятиться воду, — начала руководить мать.

Она стала укачивать младенца, и он понемногу успокоился. Мама Стёпы поменяла ребёнку подгузник, дала бутылочку, ребёнок взял сразу, сосал жадно и довольно.

Стёпа сидел в кресле, слегка наклонившись вперёд, напротив матери, которая кормила малыша. Нужно было с чего-то начинать и Стёпа рассказал, как всё было.

Мать рассмеялась.

-Эта кукушка оставила тебе ребёнка и сбежала. Она хоть документы оставила какие-нибудь? Как зовут её или ребёнка знаешь? Слушай, надо заявить в полицию. Ну ведь бросила она его.

-Иван он. Ма, я не помню, как её зовут. Кстати, сумка какая-то её в коридоре стоит. Надо посмотреть, — вспомнил Стёпа.

-Приданое, видимо, тебе оставила, — съязвила мать, — но, думаю, сын твой. Глаза точно твои, у младенцев сначала голубые у всех, потом серые станут, как у тебя… как у меня… и нос, главное, чтобы здоровенький был, вырастим мы тебя, зайчик.

-Но ДНК — тест надо сдать, чтобы усыновить, Стёпа. Подай мне телефон, пожалуйста, на работу надо позвонить, — добавила мать, рисуя в своих фантазиях картинки, в которых она с мужем заботится о внуке.

В сумке оказались детские и взрослые вещи, посуда, предметы личной гигиены, — всё, что могло понадобиться в больнице. Документов, записок или записей не было.

Мать позвонила на работу, перенесла съёмки на несколько часов и набрала телефон мужа.

-Приезжай, Сашенька, с внуком нянчится, как с каким? С Ванечкой. Я не пьяная, Саша, на съёмки ещё даже не доехала. У Стёпы я. Да. Сын тебя дедом сделал, — мать старалась как можно спокойнее говорить с мужем, но маленький ребёнок на руках, заставлял биться её сердце слишком часто, и голова кружилась от такой эмоциональной новости. Бабушка!

-Я напишу тебе список того, что нужно купить на первое время, ты сходи в магазин, надо, чтобы дома было самое элементарное, — сказала мать, старательно записывая на большом листе бумаги внушительный список.

Стёпа вышел на улицу. Дождь перестал моросить, было влажно и мокро. Вдоль огороженной дорожки один дворник подметал опавшие листья, а второй с фонариком стоял около канализационного люка и направлял фонарь куда-то вниз. Стёпа шёл мимо. Дворник оглянулся и сказал, обращаясь ко второму дворнику.

-Марат, иди сюда, там какое-то синее одеяло выкинули, надо вытащить, вода не уходит.

Надежда
Надежда
Стёпа замер на секунду и побледнел. Он подбежал к люку и выдернул у дворника фонарь, грязная вода капала на вздутый синий шар, грязный шар, очень напоминающий цвет пальто матери его ребёнка. Стёпа не медлил. Он стал быстро спускаться, потом схватил ткань и потянул. Напитанный влагой материал был слишком тяжёлый.

-Посвети, не вижу, — заорал Стёпа.

Дворник сунул фонарь ниже. Это было одеяло.

Стёпа вылез из люка и сел рядом на грязный асфальт, облокотившиеся на колени его руки свисали, с них капала вода.

-Мужик, ты чего туда сиганул? — удивился дворник, — у меня Марат залез бы и вытащил это одеяло.

Стёпа махнул рукой.

-Мать моего ребёнка сегодня ушла в супермаркет и не вернулась, я подумал, упала в колодец, крышка люка то где? — спросил Стёпа, — тут не только одеяло, человек упадёт и сгинет.

-Так это в синем пальто твоя что ли? — поинтересовался мужик.

Стёпа вскочил.

-Видел? Где? Когда?

-Марат, ну ты придёшь или нет, сколько тебя звать, — крикнул дворник.

Минута, которую шёл второй дворник до мужчин у люка, казалось для Стёпы вечностью.

— Что там утром было с женщиной той в синем пальто? — спросил дворник у второго.

-Так, увезли на скорой. Я мёл она туда прошла, в магазин видно ходила, обратно шла и вот там, за домом плохо ей стало, упала. Ну, я и вызвал скорую. Увезли. А, подожди, пакет её остался, я не выбросил, сейчас принесу.

Марат принёс пакет. В нём лежала пачка подгузников и банка смеси для детского питания.

Стёпа пошёл домой, надо было срочно переодеться и ехать в больницу. Он выдохнул. Больниц немного в городе, в больнице отыскать будет легче. Не пропала, не бросила сына.

Дозвонившись до первого отделения, Стёпа узнал, что её привезли туда. Через полчаса он уже был в приёмном отделении.

Высокий худой доктор, в смешной белой шапочке, вышел не сразу. Стёпа ждал. Мать осталась с Ваней, обещал приехать отец. Степа сидел в приёмном покое и думал… думал о том, что никогда в своей жизни, кроме матери, он никогда так не переживал за женщин с которыми был знаком, встречался, жил.

— Третьяков? — доктор обратился к Стёпе.

-Нет, Кондрашов.

Доктор посмотрел на Степу сверху вниз и спросил.

-А кто Вы Третьяковой?

Стёпа смутился и ответил вопросом на вопрос.

-Той, что в синем пальто была? C Громова привезли?

-Мужчина, я не знаю в каком пальто она была и откуда привезли. Я врач.

-Да, Третьякова, Третьякова была в пальто синем, — высунулась из окошечка регистратуры женщина.

-Отец её ребёнка я, — добавил Стёпа.

— Что же Вы, отец её ребёнка, из роддома и отдохнуть не дали, отправили куда-то? После кесарево надо было полежать дать жене. Сейчас стабилизировали её состояние, ушиб был ещё в результате падения. Всё хорошо.

Доктор ушёл, а Степа ещё немного постоял в приёмном покое. Оставил для Третьяковой телефон и поехал домой. Жена. Впервые он задумался над смыслом этого слова.

***

-Привет!

-Привет, Третьякова!

-Лариса, забыл? Я не сержусь, как Ванечка?

-Всё хорошо, справляюсь, бабушку с дедушкой подключил.

-Вещи, мне привези, пожалуйста, из сумки, отец моего ребёнка, — рассмеялась она, — мне ещё дня два-три лежать… Спасибо тебе, Стёпа! Спасибо!

Источник