Утром я была на работе, а вечером стала мамой почти четырехмесячной девочки.

У меня приёмный ребёнок. Когда я нашла свою дочку, ей было 3,5 месяца. Всё случилось очень внезапно — в опеке обещали, что девочку до года без серьезных проблем со здоровьем я буду искать минимум полгода, а нашлась она в первый день поисков. Одна встреча, одна подпись в согласии на усыновлении и я стала мамой почти четырехмесячного ребёнка.

Утром я была бесплодна и полна радужных надежд на вероятное материнство, а вечером стала мамой. Через 3 дня я легла к девочке в больницу — ждать суда, и вступила в свои права полностью. С утра и до вечера мы были с ней вдвоём. Муж остался дома, как и раньше ходил на работу, как и раньше возвращался домой, звонил мне раз в день, а я стала мамой. Мамой совершенно чужого ребёнка.

На третий день в больнице познакомилась там с женщиной моего возраста — они проходили обследование с сыном в этой же больнице. Когда она узнала, что мы ждём суда по усыновлению, первое, что спросила — ты любишь эту девочку, как кровного ребёнка?? И я честно ответила — нет, не люблю.

Во-первых, я понятия не имела, как любят кровных детей. Откуда мне?? А во-вторых, Ангелина не вызывала во мне никаких чувств. Ребёнок, почти незнакомый. На меня не реагирует (я даже волновалась всерьёз, не глухая от она), на руках моих не расслабляется. Не улыбается, не гулит. Как будто замороженная кукла… Даже пахла малышка странно — болезнью. Даже старостью, наверное. Я заботилась о ней совершенно механически, по ночам рыдая в подушку от мыслей, что это навсегда. Какая уж там любовь…

На то, чтобы научиться улыбаться, дочке понадобилось целых три месяца дома. Первую улыбку я дождалась, когда ей было 7 месяцев.
На то, чтобы научиться улыбаться, дочке понадобилось целых три месяца дома. Первую улыбку я дождалась, когда ей было 7 месяцев.

С тех пор прошло 7 лет. Теперь я точно знаю, что любовь это действие. Она не появляется сама по щелчку пальцев и не включается рубильником. Она состоит из миллиона крошечных действий — движений друг к другу. Из улыбок, ласки, внимания, из нежности, из поддержки, из объятий и поцелуев. Из ссор и примирений. Из проблем и их решений.

Сейчас моей крошке 7. И я точно знаю, что нет на свете никого любимее, никого ближе для меня. Моя девочка, моя доченька. Не кровная, но роднее некуда.

Источник